Личный опыт: как я боролась с чувствительной кожей и сосудистой сеткой на лице | BAZAAR

05 декабря 2016 года

Кожа, в которой я живу.

Текст: ЮНИЯ ПУГАЧЕВА
Фото: АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ, GETTYIMAGES

Какая у вас красивая кожа! Она просто сияет! Простите, что вторгаюсь, но не смогла не сделать комплимент», — кричит мне с соседнего столика ухоженная дама на ланче в отеле De Russie в Риме. В ответ я смущенно улыбаюсь. Кожа, которой многие так восхищаются, — моя боль уже много лет. Хоть у меня, к счастью, и нет расширенных пор, акне, черных точек, иногда ловлю себя на мысли, что я бы согласилась на весь этот развеселый букет в обмен на избавление от тонкой, чувствительной кожи. С ней просто невозможно сохранить лицо во всех смыслах. Стоит только занести ложку горячего фо на Даниловском, разнервничаться из-за сорванного кем-то дедлайна или услышать долгожданное признание в любви, как я начинаю покрываться багровыми пятнами. И никакой, даже самый плотный, тональный крем не способен это замаскировать.

Решение

Что я только ни пробовала: обошла все кабинеты, причем не только косметологические. Но все тщетно: в каждом заключении значилось — «пациент здоров». Мои пятна и кожу с пусть и неярким, сосудистым рисунком списывали на особенности вегетативной системы и советовали смириться. Косметологи же с энтузиазмом брались устранять эстетический дефект то криотерапией, то масками с едким запахом, то болезненной коагуляцией. Однажды и вовсе предложили сжечь кожу, чтобы она выросла заново — уже без сосудов. Пока я выбирала между смирением и самосожжением, решение пришло свыше. Во время интервью один серьезный политик, увидев проступающее на моем лице смущение в виде красных пятен, признался, что страдал такой же проблемой. Ему помогли раз и навсегда забыть об этом в КИЭМ (Клинический Институт Эстетической Медицины), куда я и отправилась в ожидании чуда. 

Врач-дерматокосметолог Юлия Бислюк

Встреча с врачом-дерматокосметологом Юлией Бислюк обернулась ликбезом по части нежелательного проявления сосудов — купероза. То, на что другие врачи советовали махнуть рукой, на самом деле представляет собой серьезную угрозу для здоровья кожи. По словам Юлии Бислюк, в запущенных случаях купероза могут расшириться боле глубокие сосуды, которые приводят к розацеи, дерматиту и гемангиомам. В итоге, воспалительные реакции будут возникать не только после бокала красного вина, но даже от дуновения ветра или любого крема. «Старые школы советовали делать нам криотерапию для укрепления сосудов, но контрастные процедуры полезны только для укрепления здоровых сосудов», — рассказывает Юлия Бислюк. — Когда же кожа повреждена, категорически запрещены подобные манипуляции. Встречая проблему такого рода, я всегда начинаю с плазмы. Поскольку кожа — иммунный орган, важно укреплять его иммунитет. После серии процедур с плазмой сосуды крепнут, уже нет бурной реакции на косметику или лазерные методики».

Интерьер КИЭМ

Однако. чтобы кожа меньше краснела, без радикальных методов тут не обойтись. Хорошо знакомые всем обладателям чувствительной кожи видимые сосудистые сетки, расположенные на крыльях носа и на щеках удаляют неодимовым лазером. Врач-дерматокосметолог КИЭМ также рекомендовала мне пройти эту процедуру. Ощущения смешанные: сначала резко становится горячо, а потом холодно, за счет подачи ледяного воздуха из аппарата. Как объясняет Юлия Бислюк, здесь важен снайперский прицел: если не попасть в сосуд, то он никуда не исчезнет, а в худшем случае вы еще получите и ожог.

Следующий этап – это курс фототерапии в зимнее время с периодичностью раз в три недели. После него улучшается цвет кожи, пропадают розовые участки. Благодаря вспышкам сосуды и капилляры «запаиваются», а покраснения происходят гораздо реже. «Эффект сохранится навсегда?», — наивно задаю вопрос специалисту КИЭМ и мысленно открываю бутылку бургундского, эффект от которого в кои-то веки будет только в голове, а не на лице. «Мы можем добиться стойкой ремиссии и подобрать правильные средства ухода. Затем нужны поддерживающие процедуры три-четыре раза в год, особенно перед осенне-зимним сезоном», —возвращает с небес специалист КИЭМ. Впрочем, и о таком раньше я могла только мечтать.

Ограничения и правила после процедур:

  1. Запрещены баня и сауна, переохлаждение 
  2. Следует подбирать космецевтику вместе с косметологом и наблюдать за реакцией кожи 
  3. Необходимо воздержаться от любых пилингов, кроме миндального и азелаинового и делать их не чаще, чем раз в две недели 
  4. Рекомендуется пропить курс аскорутина

Уход

КИЭМ – одна из первых клиник, которая привезла чудодейственную итальянскую косметику Linda Kristell. До того, как Юлия Бислюк подобрала мне специальный для меня уход, я использовала знаменитый тоник Biologique Recherche. Кстати, он устраивал меня во всем, кроме одного: как раз таки провоцировал прилив крови, что с моими сосудами приводило к пресловутой красноте. На этот раз я попробовала очищающую пену от Linda Kristell, сыворотку и крем для чувствительной кожи из линейки Ambiant. Последний мгновенно успокаивает кожу и делает ее матовой.

Крем для чувствительной кожи Ambiant, Linda Kristel